«Прорывный» возраст

Подростковый возраст принято называть переходным и трудным, а он прорывный. Если в младшей школе детям приходится изо дня в день повторять одно и то же, чтобы закрепить навык, то подростку достаточно одной фразы, одного события, чтобы изменить поведение. Главное, чтобы фраза или событие задели за живое. У каждого из нас с подросткового возраста в памяти хранятся слова осуждения или одобрения, согласно или вопреки которым мы действуем, даже став взрослыми.

 

 

 

Животные, имеющие жесткий панцирь, не могут расти постепенно. Они вынуждены сбрасывать защиту, быстро расти и наращивать новую броню. Подросток – это броненосец без брони. Он уязвим, а потому более агрессивен. Но это момент роста!

Справедливости ради, надо сказать, что таких прорывных моментов в жизни человека три.

Первый: примерно от полутора до трёх лет, когда у ребёнка уже накопилось достаточно информации, и он укладывает её в некую схему. Причём, по малышу видно, что именно он отрабатывает в данный момент. Ситуация: прихожу в гости к сестре. Сидим на кухне, пьём чай. Маленький племянник подходит с претензией: «Это мамины тапки!»

Неправильная реакция: Отругать: «И в кого ты у нас такой жадный?!» и выгнать с кухни: «Нечего слушать взрослые разговоры».

Правильная реакция: Объяснить: «Это действительно мои тапки. Тётя Ира пришла к нам в гости и не может ходить босиком. Или носить с собой свои тапки. Она в них походит, а потом пойдёт домой и тапки оставит». Банальная ситуация. Для взрослого человека. А представьте, с каким количеством разных ситуаций в отношении только темы собственности приходится сталкиваться ребёнку! Попробуй, разберись: что нормально, а что нет. И таких тем множество!

Если в этом возрасте ребёнок получил ответы на все свои вопросы, всё понял, и полученная информация не вступила в противоречие с действительностью, ребёнок благополучно использует этот фундамент для дальнейшего строительства.

Но если фундамент оказался ненадежным, здание начинает шататься при выходе на новый виток спирали – в том самом пресловутом подростковом возрасте.

Как может проявиться недопонимание темы собственности? Мелкое воровство. Как правило, в рамках семьи. Родители в ужасе: мальчик вытащил из кошелька отца тысячу рублей!

Неправильная реакция: «Как такое могло произойти в нашей приличной семье?! Не дай бог, бабушка узнает!»

Правильная реакция: Для начала разделить ответственность за случившееся. В разговоре пытаюсь осторожно выяснить, как обстоят дела с пониманием границ. Оказывается, 14-летний сын, встречая маму с работы, первым делом лезет в её сумку: «Что ты мне принесла?». Спрашиваю: «Вы считаете, это нормально?». Женщина удивляется: «Так я же его мама!». Но он и деньги взял не у чужого человека.

Чем чётче проговорены правила и очерчены границы, тем ребёнку легче ориентироваться в ситуациях. И если это не было сделано вовремя, придётся вернуться к этому на новом этапе, только в уже более сложной форме. В подростковом возрасте прозванивается всё недопонятое и искаженное. Это сигнал тревоги. И подсказка – над чем следует поработать.

Третий момент связан не столько с возрастом, сколько со сменой статуса. Это так называемый ранний взрослый возраст, когда человек покидает семью, уезжает учиться в другой город, выбирает профессию, ищет спутника жизни. Слишком многое поставлено на карту! Если человеку очень хочется получить работу, но не хватает каких-то качеств, он может их воспитать в себе. Если любишь человека, а его раздражают какие-то твои привычки, можно избавиться от них. Это возраст перемен, саморазвития.

И на каждом из этих этапов происходит отрыв ребёнка от родителей. Словно соединены они упругой верёвочкой, которая постепенно удлиняется по мере того, как ребёнок растёт и отходит всё дальше, и в определённый момент растягивается настолько, что теряет упругость. И чтобы двигаться дальше, ребёнку не остаётся ничего другого, как порвать верёвочку. Для родителей это шок, удар. Но быстро выясняется, что есть вторая верёвочка, более длинная. Просто она оставалась незаметной, пока была короткая. И ребёнок опять постепенно отходит всё дальше и дальше в своей самостоятельности.

Родители подростков сокрушаются: «Но зачем же рвать так резко?! Почему нельзя сделать это мягче?». Возьмите бумажный шнур и попробуйте его порвать. Вы ведь не станете постепенно увеличивать натяжение в поиске оптимального, рванёте посильнее, чтобы наверняка. То же самое делает и ребёнок.

А когда происходит третий отрыв, остаётся связь равных в правах взрослых людей. Что будет с человеком, если этот отрыв не произойдёт? Он «застрянет». Отсюда инфантилизм, неумение принимать решения, нести ответственность. Так что отрыв – процесс, хоть и болезненный, но естественный и нужный.

Конечно, глобальные перемены возможны и позже. Примеры такие нечасты, но встречаются. Когда, например, гулёна и выпивоха вдруг становится набожным и аскетичным. Но предшествуют этому, как правило, события неординарные: угроза собственной жизни или потеря близкого человека. Стоит ли на это уповать?

Природа очень функциональна. Изначально она даёт человеку ресурс с избытком, но в определённый момент проверяет: что востребовано, а что нет. Невостребованный канал за ненадобностью перекрывается. Научился человек осваивать новое – и в 60 не боится сесть за компьютер. Не научился – и в 30 не может освоить новую профессию.

Отложишь освоение навыков понимать другого человека, выстраивать отношения, чувствовать своё тело и многое другое, ссылаясь на важность школьных отметок — и потеряешь важный ресурс. И никто не предупредит, как в метро: «Осторожно, двери закрываются!».

«Золотые ворота… проходите, господа! На первый раз прощается, второй раз – запрещается, а на третий раз не пропустим вас!»

Ирина Рынкевич

Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>