Реальный мир сказки

Сказка на ночь – обязательный атрибут счастливого детства. Засыпать под размеренный голос, рисуя картины, плавно переходящие в сон – что может быть слаще? Сказка – уход от реальности, которая не всегда благосклонна. В сказке есть порядок, предсказуемость, а главное – гарантированный счастливый конец, чего так не хватает реальности. В сказке тебя трижды предупредят, прежде чем свершится наказание. А ещё там всегда понятно, кто плохой, а кто хороший. В классической сказке.

 

 

Но сказка не так проста, как кажется. Даже совсем простая сказка, которую мы знаем наизусть. Хотите эксперимент? Отгадайте, о чём этот текст: «По де ре. Вы ре бо пребо. По де ре тя. Тя потя, тя потя, а вы не мо. По де ба. Ба за де, де за ре – тя потя, тя потя, а вы не мо…». Догадались? Знаменитая русская «Репка». В сильно усеченном варианте. :))))

Но это шутка. А теперь о настоящем эксперименте. Филологи знают: есть два типа перевода. Один приближен к языку, с которого переводят – «Санчо надел пончо и пошёл на ранчо», другой – к языку, на который переводят – «Санька надел армяк и пошёл на гумно». Взяли мы как-то сказки других народов и предложили ребятам 14-16 лет «перевести» их на русский язык, то есть сделать максимально русскими. Сначала ребята поменяли имена и специфические детали, например, сакуру на яблоню или саклю на избу. Потом обратили внимание, что в японской сказке, например, действие повторяется четыре раза, а не три, как в русской, и ленты там зелёные, где у нас были бы красные. Поменяли и это. Потом пришли к тому, что не скажет так русский князь, как герой итальянской сказки. Поменяли и прямую речь. И вот когда всё, казалось бы, изменили, прочитали сказку и признали: русской она всё равно не стала. Более того, другая группа, которая «переводила» свою сказку, а эту в первый раз слышала – в исправленном варианте – безошибочно указала, где произошли замены. А стало быть, сказка отражает менталитет народа. Вот почему важно вводить ребёнка в мир сказок через сказки своего народа, а потом уже дополнить вечерний репертуар сказками народов мира. Чтобы с самого детства ребёнок знал, что бывают другие страны, другие традиции. Самый что ни на есть урок толерантности. Кстати, психологи доказали, что толерантность – качество не врождённое, его можно только воспитать. А исторически «человек человеку враг». Древние, когда встречали чужака на своей территории, убивали без всяких выяснений. Поэтому изгнание человека из своего рода было равносильно смертной казни. Но есть и другой пример, когда котёнок и цыплёнок с рождения растут вместе, ни тот, ни другой впоследствии не воспринимает род друга детства как враждебный. Так что хотите развить в ребёнке терпимое отношение к людям другой национальности – читайте ему с детства сказки народов мира.

Кстати, сказка «Красная шапочка» — немецкая или французская? Кто её написал – братья Гримм или Шарль Перро? Вообще-то это народная сказка. Якоб и Вильгельм Гримм были фольклористами, исследователями. Пересказывая сказки, они не меняли и не приукрашивали их. А вот Шарль Перро брал сюжеты для своих «Сказок моей матушки Гусыни» из фольклора, чтобы переделать их и тем самым угодить вкусам придворных дам. Хотите узнать, какая мода была в 1697 году — прочтите «Золушку»: сёстры, собираясь на бал, одеваются по последней моде. А дворец, в котором заснула Спящая красавица, — по описанию точь-в-точь Версаль!

Не смотря на одинаковые названия и схожесть сюжетов, сказки братьев Гримм и Шарля Перро заметно отличаются друг от друга. Так волк в «Красной шапочке» у Перро хитрее и коварнее. Писатель заботится о том, чтобы всё в его сказке соответствовало литературным правилам, чтобы его персонажи воплощали одно определённое качество: волк — изощрённое коварство, Красная Шапочка — наивную доверчивость. У братьев Гримм волк гораздо проще и грубей — народная сказка не заботится о правилах хорошего тона.

Зато народная сказка строго следует сказочным законам. И в этом её главное отличие от сказки литературной. Сказка Перро заканчивается плохо, сказка братьев Гримм — хорошо. В сказке Перро коварство сильнее наивности, в сказке братьев Гримм коварство наказано, наивность вознаграждена.

«Она всю жизнь не покидала волшебного мира детства, сначала собственного, а потом своих детей, внуков и правнуков» — это про Астрид Линдгрен. Её первая сказочная героиня — Пеппи Длинныйчулок – «родилась», когда дочь писательницы девятилетняя Катрин болела корью. Надо же было чем-то развлекать непоседливого ребёнка. Астрид даже не пришлось специально придумывать образ – она просто вспоминала себя саму в девятилетнем возрасте: смешные рыжие косички, неряшливые чулки, лошадь в соломенной шляпке и тысячи нестареющих проказ. Кстати, сама Астрид выросла в очень тёплой и дружной семье и считала своё детство самым чудесным этапом жизни. Может, оттого и старалась продлить его?

«Возможно, волшебная жизнь Муми-троллей — зеркало моего счастливого детства, — признавалась и Туве Янсон, создавшая удивительный мир сказочных существ, — Выдуманный мир моих Муми-троллей — это мир, по которому наверняка в глубине души тоскует каждый из нас…». Туве Янссон в своих сказках не скрывает от детей, что в мире много опасностей: голод, холод, одиночество, смерть, природные катаклизмы, но все её книги оптимистичны. Чего не скажешь о сказках Ганса Христиана Андерсена.

Помню, как я плакала в детстве, прочитав про девочку со спичками и про умирающего мальчика. Путь к славе этого сказочника был тернист — через многие испытания и унижения. И своих юных читателей Андерсен водит не только по чудесным замкам. Однако… «История моей жизни поведает миру: господь милостив и все творит к лучшему» — сказал сам писатель.

В литературной сказке нет мелочей. Чтобы понять это, приходится всё время останавливаться и спрашивать: «Почему?» или «А что это значит?». Например, почему у старой утки в сказке «Гадкий утёнок» на лапке красный лоскуток? Это знак, что её скоро зарежут. Старая утка думает, что она важнее всех. И она сама, и другие обитатели птичьего двора считают красный лоскуток признаком особого отличия. А на самом деле… И на фоне неизбежности скорой смерти самолюбование старой утки особенно нелепо.

Только что молодые гусаки весело болтали о барышнях-гусынях и были довольны собой. Но прогремел выстрел, и их не стало. А кот и курица, говорящие о себе: «Мы и весь свет»! А того они не ведают, что избушка вот-вот развалится,  а хозяйка их немощна, что вовсе не долгий срок отпущен для их самодовольной жизни. Андерсен по-своему понимает закон сказочной справедливости. Он учит: судьба жестоко смеётся над себялюбцами.

Для кого ж эти сказки? Разве только для детей? Разве нам, взрослым, не стоит задуматься о превратностях судьбы и человеческих ценностях?

Интересно наблюдать реакцию зала на детских спектаклях, когда в зале сидят и дети, и родители. То заливаются от хохота дети, то – родители. В сказке для каждого есть свой подтекст. Читайте сказки не только детям, читайте их и для себя. Это наша общая с детьми территория, здесь мы можем быть вместе, разрушая барьеры, разделяющие «отцов и детей».

Ирина Рынкевич

Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>